БизнесЦензор

14.11.18 09:17

Нардеп Станислав Березкин: "Любой кредит в государственном банке может перерасти в уголовное дело"

Автор: Андрей Бондаренко

Станислав и Максим Березкины согласились дать интервью, в котором рассказали о ситуации вокруг "Креатива" и его долга.

Нардеп Станислав Березкин: Любой кредит в государственном банке может перерасти в уголовное дело 01

В октябре 2018 года детективы НАБУ под процессуальным руководством САП задержали десять человек. Их подозревают в растрате 160 миллионов гривен "Ощадбанка". Среди задержанных – топ-менеджеры госбанка и Максим Березкин, сын народного депутата Станислава Березкина.

НАБУ заявляет, что эти люди создали преступную группу, которая подделала документы и организовала получение кредита в "Ощадбанке".

Деньги получила компания Березкиных, а впоследствии вывела их за рубеж и через счета подставных компаний использовала для покупки недвижимости в Украине.

Опираясь на это обвинение, Генеральная прокуратура подала в Верховную раду представление на снятие депутатской неприкосновенности со Станислава Березкина.

Сын депутата Максим выпущен судом под залог и официально находится под следствием. Также под угрозой уголовного преследования находятся топ-менеджеры государственного банка.

Интрига состоит в том, что Станислав и Максим Березкины продали предприятия группы "Креатив" еще в 2015 году.

К тому времени холдинг был вторым по величине производителем растительных масел в Украине и лидирующим производителем маргарина и кондитерских жиров.

Но девальвация гривны и недостаток оборотных средств подвели семью Березкиных к продаже компании группе новых собственников, которые приобрели компанию вместе с ее долгом.

Тем не менее, спустя год после сделки НАБУ по указанию САП начала следствие против Березкиных, а в 2018 году задержали подозреваемых.

Станислав и Максим Березкины согласились дать интервью, в котором рассказали о ситуации вокруг "Креатива" и его долга.

Они неохотно говорят о том, что сегодня происходит с их компанией и почему решили продать холдинг.

По их словам, аргументы НАБУ – надуманы, а дело не имеет судебной перспективы.

КАКОЙ СМЫСЛ КОМПАНИИ С МИЛЛИАРДНЫМ ОБОРОТОМ КРАСТЬ 20 МИЛЛИОНОВ?

- Недавно НАБУ задержало 10 человек, включая вашего сына Максима, по подозрению в присвоении 160 млн грн "Ощадбанка".

- И суд выпустил всех под залог.

- Вы утверждаете, что продали компанию несколько лет назад.

- Окончательно в июле 2015 года.

- За кем остались долги компании?

- Все долги компании были и остаются за компанией. Которую мы продали. Это общеизвестный факт.

- Кредит "Ощадбанка" тоже?

- Все долги перед "Ощадбанком" тоже остались за компанией.

- Если все долги остались за компанией, и покупатель об этом знал, в чем вас обвиняет НАБУ?

(Максим Березкин) - НАБУ говорит о том, что был сговор Станислава Семеновича с менеджерами "Ощадбанка". Что он организатор преступления, он определил всем преступные роли, а все остальные были исполнителями в этой схеме. Это нелепо.

Никаких доказательств НАБУ не предъявляет. Я считаю, что их обвинения – надуманные. Ну какой смысл компании с миллиардным оборотом красть 20 миллионов?

"В КОНЦЕ 2010 МЫ СТАЛИ НОМЕРОМ ОДИН НА РЫНКЕ КОНДИТЕРСКИХ ЖИРОВ И МАРГАРИНА"

- С чего начинался "Креатив"?

(Станислав Березкин) - Все началось в 1991 году, когда начали создаваться малые предприятия. Мы с другом создали малое предприятие "Система", и занимались какое-то время производством мягкой мебели. Потом торговали лесом и сельскохозяйственной техникой. К 1995 скопили 600-700 тысяч долларов, и решили вложить эти деньги в строительство своего первого предприятия.

- В какой сфере?

- Сначала решили заниматься химией, производством шампуней. Но скоро перестали это делать, потому что из Польши массово ввозили шампунь в торбах без уплаты акциза и продавали на рынках. Конкурировать было бессмысленно, потому что пытались наладить легальное производство.

Поэтому мы решили перепрофилироваться. Ту же самую линию по разливу шампуня переоборудовали под разлив подсолнечного масла. Сырье покупали на старом советском маслоэкстракционном заводе. Бутылки ввозили из Польши.

- Как называлось масло?

- У нас была торговая марка "Сонола". Это производное от английского sun oil. Мы неплохо зарабатывали на продаже масла в торговые сети.

- Тогда уже появились "Олейна" и "Чумак"?

- "Олейна" появилась примерно в 1996 году, одновременно с "Сонолой". "Чумак" появился гораздо позже. Тогда рынок был еще очень маленький, и хватало места всем.

Нардеп Станислав Березкин: Любой кредит в государственном банке может перерасти в уголовное дело 02

- За счет чего вы росли и привлекали инвестиции?

- В 1995-96 году мы были вторыми в Украине, кого профинансировал ЕБРР. Через банк "Аваль" мы взяли $1 млн и привлекали другие инвестиции. Тогда это были колоссальные деньги. Параллельно мы вкладывали свои деньги.

- На что пошел кредит?

- Мы построили первый завод в Кировограде. Купили оборудование по прямому отжиму семян подсолнуха в английской компании Crown Europe и оборудование по очистке масла итальянской компании Gianazza в объеме 20 тонн в сутки. Потом мы своими силами увеличили ее мощность до 60 тонн в сутки. Этот цех существует и сегодня, но у новых собственников он не работал никогда.

С 1999 года по 2012 мы построили девять заводов общей мощностью переработки 1,1 млн тонн подсолнечника, 220 тысяч тонн сои, 130 тысяч тонн кондитерских жиров и маргарина в год. А также 7,5 тыс. тонн выращивания свинины, 40 тыс. тонн производства соломенных пеллет.

Все строили буквально в голом поле, иногда на пустырях, не покупая никаких старых объектов. Очень хорошие. С 2001 года аграрный сектор Украины начал развиваться просто дикими темпами. У нас была большая EBITDA, как и у всех других компаний этой отрасли.

- За счет чего?

- За счет подъема села и роста эффективности отрасли. Все хорошо помнят урожаи пшеницы 20 центнеров с гектара. Сегодня нормальным считается урожай 70 центнеров. Помним урожай подсолнечника тонна с гектара, сегодня 2,7-2,8.

- Каким для вас был период раннего Ющенко? 2005-2007 годы.

- Я помню, как стоя ему аплодировал. Мы все были здесь на Майдане, вовлечены в общий процесс. Мы чувствовали, что одной ногой уже стоим в Европе. В душе был огромный подъем.

- А с финансовой точки зрения?

- В 2005 году мы построили завод модифицированных жиров и маргаринов, номер один в Украине.

- Тоже в Кировограде?

- Мы все строили в Кировограде. Девять заводов и четыре элеватора за 12 лет. Каждый год мы создавали в среднем 400 рабочих мест.

- В каком году?

- В 2007-2009 примерно. В конце 2010 мы стали номером один на рынке кондитерских жиров и маргарина. С 2012 года – номером два в Украине по переработке масличных культур (после "Кернела").

- Как вы пережили кризис 2009 года?

- Без особых сложностей.

- За счет экспорта?

- В первую очередь, да. Можно сказать, что мы кризис не заметили.

- В эти годы происходило перераспределение долей на рынке?

- Конкурентная борьба происходила все время. Кто-то постоянно вырывался вперед. Кто-то ставил на объемы. У нас в компании приоритетом всегда были люди. У нас всегда были лучшие технологи.

- Где вы их брали?

- В Украине их выпускает только один харьковский институт, у него есть профильная кафедра. Мы заключили с институтом специальный договор. Давали свои темы дипломных работ, отбирали людей во время учебы. Они приезжали на практику к нам на заводы, брали наши материалы, защищали на нашей базе дипломы. После окончания приходили к нам работать. У нас был один из лучших кадровых составов.

- Можете вспомнить какой-то эпизод из тех лет?

(Максим) – Мы настолько правильно подходили к кадровому вопросу, что всегда следили за технологией и качеством. Как следствие, у нас всегда была потребность в квалифицированных кадрах. И всегда была возможность карьерного роста в компании.

Александр Бойко, который сегодня тоже находится под следствием, пришел на завод после выпуска как рядовой технолог. Кстати, он приехал на тот первый маленький заводик, который был запущен еще в 1995 году. Спустя годы работы, просто за счет эффективной работы, он вырос до лучшего технолога и генерального директора компании.

Даже "Укроліяпром" признавала, что лучший подбор кадров – в "Креативе".

"Я ПЕРЕДАЛ КОМПАНИЮ СЫНУ В 2011 ГОДУ".

Нардеп Станислав Березкин: Любой кредит в государственном банке может перерасти в уголовное дело 03

- Станислав Семенович, в 2011 году вы стали депутатом. Зачем?

- Знаете, я уже достиг большого уровня в компании. Компания росла. Я решил себя попробовать в другом деле. Много лет до этого я был депутатом облсовета. В 2011 году, когда стал народным депутатом, я отошел от управления компанией.

(Максим) – Со временем бизнес-процесс отделился от личной активности Станислава Семеновича. У него всегда была активная жизненная позиция. Он всегда активно принимал участие в жизни Кировоградской области. Из года в год, все больше времени уделял общественно-политической составляющей.

- (к Станиславу Березкину) У вас было желание спрятаться за неприкосновенностью?

(Станислав) - Даже мысли такой не было.

- Даже когда победил Янукович?

- Мы конечно понимали, что всякие ситуации могут быть.

- Говорили, что в то время активно отбирали бизнеса.

- Я тоже такое слышал. Но, как видите, ничего с нами не случилось. К тому времени компания была на хорошем счету. Я смотрел ее публичные отчеты и материалы, подготовленные для размещения на Франкфуртской бирже.

- Когда это случилось?

- В 2009 году.

- Это было IPO?

- Нет, это было частное размещение.

- То есть, к вам в капитал вошел стратегический партнер?

- Вошли сразу несколько. В одну из компаний группы.

- В каком виде вы передали компанию Максиму?

- Я передал интенсивно развивающуюся компанию.

(дальше по тексту – Максим Березкин) Я присоединился к компании в 2000 году, еще будучи студентом. Я с 1997 году учился в КИМО. Но было желание работать и приносить пользу семье. Поэтому в 2000 году я перевелся в Кировоград и стал работать в компании. Начинал с менеджера в отделе продаж. Через пару лет возглавил направление продаж жиров и маргарина. С 2005 года занимался всеми продажами в компании.

А к моменту перехода в 2011, когда Станислав Семенович ушел в политику, я уже вел всю коммерческую деятельность компании.

Поскольку Станислав Семенович перешел на депутатскую стезю, мы произвели перераспределение обязанностей. Все, чем раньше занимался он, я как глава набсовета полностью забрал под себя. Это вопросы стратегии развития, проработки новых рынков сбыта, запуска новых проектов и отраслей.

Нардеп Станислав Березкин: Любой кредит в государственном банке может перерасти в уголовное дело 04
Максим Березкин

- Юрий Давыдов (бывший исполнительный директор "Креатива", сегодня один из фигурантов расследования) когда вошел в команду?

- Давыдов всегда выполнял функцию финансового директора. С 2011 года он стал CEO компании, сохранив за собой функции управления финансами группы.

- Если все так хорошо развивалось, почему вы брали кредиты?

- Именно потому, что постоянно развивались. Бизнес начинался с нуля. За определенное время пошло развитие, а с 2001 года - активное развитие. Деньги вливали как за счет реинвестирования полученной прибыли, так и за счет заемных средств.

Как вы думаете, возможно ли сдавать по заводу в год, используя только собственные средства? Конечно, компания брала кредиты на развитие.

Оборот компании составлял 20-25 млн долларов в неделю. Это 1,1 млрд долларов оборота в год. Поэтому мы брали в валюте и совершенно не рассчитывали, что может случиться такой резкий обвал гривны. В 2014 году курс начинался с 8, потом 12, потом 15, а потом 30.

Это очень сложные условия. Любые мировые компании всегда нацелены на стабильность ситуации в стране. Свои планы они строят, предполагая стабильность.

По всей видимости, мы что-то не рассчитали. Мы строили животноводческую ферму стоимостью 110 млн евро, к тому времени уже заказали и ввезли в страну оборудование общей стоимостью в 35 млн евро. Планировали к постройке новые элеваторы.

У нас была стратегическая линия на развитие. И мы стабильно развивались.

- В чем тогда для вас была разница между 2008 и 2014 годом?

- Было слишком много капитальных вложений. Мы рассчитывали на стабильность в стране. А потом случился курсовой обвал.

Часть денег планировалась под дальнейшее развитие компании, а еще часть – на снижение долговой нагрузки компании.

В 2013 году мы должны были выпустить евробонды. Fitch и S&P уже присвоили нам рейтинг. Мы хотели привлечь 500 млн долларов и на часть денег погасить кредиты, взятые в украинских банках. Рефинансирование части долга в банках удешевило бы обслуживание долга на 50 млн долларов в год. Но потом – конец года, все события, обвал всего. Мы не успели буквально на 6-7 месяцев.

К концу 2013 года у нас уже был готов драфт проспекта эмиссии. Мы получили рейтинги на уровне суверена (высокий рейтинг).

Мы были в процессе. Вы знаете, что любая процедура на международных финансовых рынках требует на подготовку порядка девяти месяцев.

Целью выпуска бондов было удешевить стоимость денег. Кредиты стоили порядка 10-12% годовых, по евробондам получилось бы 5-6%.

Еще 50% привлеченной суммы мы планировали направить на программу развития компании. Это животноводческая ферма, новые элеваторные мощности, портовой терминал в Одессе.

К началу 2014 года мы уже фактически сидели на чемоданах, готовились ехать в тур по размещению евробондов.

- Почему не состоялся выпуск? Из-за событий в Крыму и на Востоке?

- Да, определенно.

- Что произошло с финансовым состоянием группы?

- Из-за начавшейся войны, из-за оккупации Крыма произошла девальвация гривны. Началась нестабильность внутри Украины. Реальный сектор экономики пошел вниз.

- У вас была большая доля продаж на внутреннем рынке?

- Довольно большая. Примерно половина продукции шла на внутренний рынок, примерно половина - на экспорт. Но гораздо сильнее нас подкосила проблемная ситуация в Украине 2014 года. Мы не смогли выпустить евробонды. А бизнес-проекты, о которых мы говорили, были уже запущены.

Девальвация гривны привела к миллиардным убыткам компании.

- Не верю. Но вы же создавали фактически империю.

- Компания не получила то финансирование, которое было нам необходимо.

Кроме евробондов, многие европейские банки прекратили финансировать украинские компании. Мы попали как раз в эту паузу. Еще год мы продержались, практически работая на своих оборотах. Выплачивали проценты, обслуживали кредиты.

В компании всегда была очень четкая финансовая дисциплина в отношении обслуживания банковских кредитов. Мы платили проценты и погашали кредиты вовремя абсолютно всегда. Даже когда возникал выбор - мы заплатим вовремя по кредитам или закупим сырье, чтобы не остановилось производство - мы делали выбор в пользу погашения.

В 2014 ГОДУ ГРУППА "КРЕАТИВ" ВЕРНУЛА БАНКАМ ПОРЯДКА 250 МЛН ДОЛЛАРОВ

- Почему возникла идея продажи?

- Весь 2014 год мы работали нормально и стабильно, даже несмотря на все эти сложности. У нас не было ни одного переноса платежа по кредитам. Но в 2015 году компания почувствовала, что есть сложности. И мы начали искать стратегического партнера.

- Почему вы решили продать все?

- Мы не все продали. Мы продали активов 80% компании – те, что выбрал стратегический инвестор.

- Но это фактически все.

- (сдержанно) Мы хотели, чтобы компания работала дальше. Но не могли нигде привлечь финансирование.

- Кредит "Ощадбанка" на 20 миллионов долларов – была ли это огромная сумма по тем временам?

- Компания в 2014 году вернула банкам порядка 250 млн долларов. Можете сами ответить на этот вопрос.

- НАБУ говорит, что вы вывели кредитные деньги за границу, а за них купили активы.

(Станислав Березкин) - Деньги были направлены на закупку сырья для производства жиров и маргарина. Но НАБУ сознательно умалчивает о том, что на протяжении двух месяцев эти деньги вернулись на счета компании в полном объеме. На счета компании в "Ощадбанке".

- Подождите, НАБУ намекает, что вы купили на эти деньги недвижимость в Крыму.

- Вы говорите о формулировке "куплена недвижимость на берегу Черного моря"?

- Да.

- Это Одесса. Я ранее говорил, что "Креатив" планировал постройку портового комплекса в Одессе. Речь идет именно об этом объекте. Это раз.

И два. Ну не покупались объекты за деньги Ощадбанка. Следователи НАБУ об этом знают. Но говорят то, что им выгодно.

- Для чего?

- Мне кажется, сегодня они выступают в качестве коллекторов.

- Что вы имеете в виду?

- Что любой кредит в госбанке может перерасти в уголовное дело против бизнеса. Клиент госбанка = клиент НАБУ. На крючке могут оказаться даже менеджеры самого банка.

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику