БизнесЦензор

01.11.18 14:01

Всеволод Ковальчук: "Чтобы управлять компанией, нужно сорвать корпоратизацию и начать процесс с более ранней точки"

Автор: Сергей Головнев

В интервью БизнесЦензор исполняющий обязанности директора ГП НЭК "Укрэнерго" Всеволод Ковальчук рассказал, что делает замминистра энергетики Михаил Близнюк для того, чтобы взять под контроль финансы компании и для чего ему это нужно.

Всеволод Ковальчук: Чтобы управлять компанией, нужно сорвать корпоратизацию и начать процесс с более ранней точки 01

В сентябре Министерством энергетики и угольной промышленности была создана Комиссия по преобразованию НЭК "Укрэнерго". Ее задача - провести корпоратизацию компании, которая является условием сертификации оператора передачи электроэнергии европейским Энергосообществом.

Корпоратизация - ступень на пути к запуску нового рынка электроэнергии с июля 2019 года и необходимое условие для получение внешнеэкономической помощи от Евросоюза в размере $0,5 млрд.

Комиссия по преобразованию "Укрэнерго" состоит из 12 членов, 8 из которых - представители Минэнергоугля. Ее возглавил заместитель министра энергетики Михаил Близнюк. На должность замминистра он был назначен буквально за неделю до создания Комиссии.

Ранее Близнюк был вице-президентом компании "Укртрансгаз", когда ее возглавлял Игорь Прокопив - креатура народного депутата Андрея Иванчука, близкого соратника Арсения Яценюка.

Примечательно, что в соответствии с планом подготовки к запуску рынка электроэнергии, "Укрэнерго" должна была быть корпоратизирована еще в декабре 2017 года. Но лишь в сентябре 2018 началась работа в этом направлении. В начале октября министерством был избран наблюдательный совет "Укрэнерго".

Однако вместо работы по корпоратизации компании Близнюк поступил наоборот. 19 октября Комиссия, заявив о несоответствии актов оценки имущества "Укрэнерго" утвержденной методике, приняла решение о подчинении хозяйственной деятельности компании главе Комиссии - Михаилу Близнюку.

И.о. руководителя "Укрэнерго" Всеволод Ковальчук воспринял эти действия, как попытку министерства взять под контроль финансы компании и сорвать ее корпоратизацию. "Укрэнерго" оспорило решение Комиссии в Хозяйственном суде Киева. Минэнерго, в свою очередь, оспорило решение суда. Укрэнерго подало апелляцию.

О том, что означают действия Министерства энергетики, Всеволод Ковальчук рассказал в интервью БизнесЦензор.

- На заседании Хозяйственного суда Киева 1 ноября принято решение не в вашу пользу. Чего вы ждете от Минэнергоугля?

- Суд рассмотрел вопрос: имеет или не имеет право Комиссия по реформированию "Укрэнерго" управлять хоздеятельностью компании. Но это не рассмотрение дела по сути.

Предыдущее решение суда от 30 октября предусматривало так называемое обеспечение исполнения иска. Его суть в том, что до вынесения решения по сути, Комиссии запрещено осуществлять какие-либо действия в отношении "Укрэнерго".

Суд принял решение о снятии искового обеспечения. Теперь Комиссия сможет приступить к выполнению тех действий, которые она планировала. Однако мы подали апелляцию на это решение.

То, что суд принял решение о снятии обеспечения иска, не означает, что "Укренерго" проиграло суд. Так как заседание по рассмотрению дела по сути назначено на 22 ноября.

Кроме того, каждое отдельное действие комиссии, которое мы сочтем незаконным, также может быть оспорено в суде.

Есть интересный момент. На последнем своем заседании 24 октября, Комиссия решила оставить в силе свое прежнее решение о передаче функций управления компании главе Комиссии. Кроме того, они согласовали требования к оценщику и к аудитору.

И у нас было договорено, что на следующий день состоится очередное заседание. Главой комиссии было озвучено, что на следующем заседании она примет конкретное решение по поводу управления предприятием. В том числе, возможно, решение о внесении изменений в реестр, а также какие-то кадровые решения.

Но поскольку в реестре появилась информация о нашем судебном иске и об обеспечении исполнения иска, Комиссия отменила свое заседание на следующий день.

Мы несколько раз официально просили их собрать новое заседание, поскольку не решен вопрос с аудитором, который должен сделать оценку имущества "Укрэнерго". В ином случае, мы не успеем провести закупочные процедуры, чтобы нанять его.

Приглашение на заседание Комиссии пришло 31 октября, а само заседание должно состояться 2 ноября в 10 утра. Мое мнение: в министерстве знали, каким будет решение суда 1 ноября и подготовили нужную повестку дня на заседание Комиссии.

- Какие решения может принять Комиссия, когда соберется 2 ноября?

- Важно понимать, в чем состоит наша претензия в суде к решению Комиссии о передаче управления компании главе Комиссии.

Первое. Это решение является незаконным по очень большому количеству признаков. Нам это подтвердил Институт государства и права им. В.М. Корецкого.

Есть приказ министерства, на основании которого Комиссия создана. Этот приказ определяет ее полномочия. В том числе, содержит ссылки на конкретные статьи в законодательстве.

А решение Комиссии о передаче полномочий ссылается на другую статью Гражданского Кодекса Украины и, в принципе, не используется в такой ситуации как наша.

Второе. Комиссия является коллегиальным органом и ее решение по делегированию полномочий главе само по себе является незаконным, потому что не может один человек подменять собой коллегиальный орган.

Даже если решения законны, они все равно должны приниматься путем голосования членов комиссии. Причем голосование должно проходить по каждому действию по управлению хозяйственной деятельностью.

Отдельный вопрос – что такое управление хозяйственной деятельностью? Нигде в законодательстве нет исчерпывающих ответов на этот вопрос. Вся эта ситуация является и незаконной и непонятной.

- Есть ли приказ Минэнергоугля, дублирующий решение Комиссии о передаче полномочий по управлению компанией? Министерство - ваш собственник и управляющий орган.

- Приказа министерства не существует, но в законодательстве и нет такой опции. Если управляющая организация ликвидирует госпредприятие, то создается ликвидационная комиссия. В этом случае, право по управлению хоздеятельностью предприятия переходит к ликвидационной комиссии, на что и ссылается Комиссия по преобразованию "Укрэнерго".

Преобразование - это тоже одна из ликвидаций, так как одно юрлицо ликвидируется и создается новое. Но для государственных унитарных коммерческих предприятий есть специально прописанная процедура.

Она четко определена в Хозяйственном Кодексе. Именно для унитарных предприятий, которые преобразуются в акционерное общество, создается комиссия, которая осуществляет какое-то организационное сопровождение процесса корпоратизации. Ее деятельность регулируется отдельным постановлением Кабинета министров (КМУ).

- Объясните, с чего все началось? В Комиссии заявили, что к ним пришло два акта оценки имущества "Укрэнерго". Именно это стало официальной причиной переподчинения компании. Насколько мне известно, разница в суммах оценки составила 32 млрд грн. Как так получилось?

- Это подмена понятий. В соответствии с законодательством, Комиссия по преобразованию сама осуществляет все эти действия: инвентаризацию, оценку, аудит, составление передаточного баланса.

Оценщика нанимает организация, но оценщик работает не в интересах "Укренерго", а в интересах процесса преобразования. Он оценивает имущество, которое включено в акт инвентаризации.

А финальный акт инвентаризации составляет Комиссия. И утверждает собственник - то есть министерство.

- Так почему было два разных акта оценки?

- Сначала Комиссия должна утвердить акт инвентаризации, принять решение: что включается в уставный капитал, а что нет.

Вот у нас много активов, относящихся к Госэнергонадзору. Соответственно, все их активы мы не включаем в уставный капитал. Они будут переданы через Фонд госимущества (ФГИ) в будущий центральный орган исполнительной власти, который будет управлять компанией. Таких примеров много. Определить, что включается а что не включается в акт оценки - это полномочия Комиссии.

И вот Комиссия составила окончательный акт инвентаризации, утвердила его. Потом его утвердил собственник в лице первого замминистра энергетики. Первой строчкой в акте инвентаризации написано: "право хозяйственной эксплуатации магистральный сетей".

По методике ФГИ, утвержденной КМУ, оценщик осуществляет оценку на основании акта инвентаризации. Он не может ничего оттуда вычеркнуть или добавить.

Конкурс на оценщика выиграла компания из города Харькова, для нас не известная - "Восточная консалтинговая группа". Мы провели дополнительные консультации, в том числе с Комиссией.

Компания полностью подтверждает свой опыт. Они качественно сделали свою работу. Они все оценили, в том числе - право хозяйственной эксплуатации ("господарче відання") магистральных сетей.

Они посчитали, какой доход нам принесет это имущество. И это вошло в акт оценки. Потом акт ушел на рецензию в ФГИ, который его одобрил.

Потом мы пошли к аудитору "УПК Аудит". Эта компания также были выбрана на конкурсе. Она сделала аудит передаточного баланса. Это промежуточный документ, который к корпоратизации практического отношения не имеет.

На основе всех этих данных - результатов инвентаризации и передаточного баланса, Комиссия должна была утвердить акт оценки имущества.

Направляем в Комиссию акт оценки имущества 19 сентября. Комиссия 21 сентября пишет нам письмо, что возвращает нам назад весь пакет документов с формулировкой "на доработку в связи с тем, что оценка не соответствует методике".

Мы еще раз открываем методику и понимаем, что должны совпасть данные оценки по балансу и данные передаточного баланса. В ФГИ говорят, что да, это не логично, это странно, совковый подход.

Нужно в срочном порядке менять закон о приватизации, нужно передавать все в собственность компании, а не на правах хозяйственной эксплуатации. Но есть методика. И если Комиссия приняла решение, что в акт оценки должно входить право хозяйственного ведения, будьте любезны подать баланс на 99 млрд грн, а не на 67 млрд грн.

Получив консультацию ФГИ, мы обращаемся к аудитору, показываем, в чем разница по методике. Делается новый отчет, и мы отправляем его в Минэнергоугля.

Но проблема в том, что они нам направили письмо о возврате предыдущего отчета, а физически его не вернули. Так у них появились два оригинала отчета - прошлый, и новый - на замену.

- Для чего все это делается? Для чего Комиссия нашла повод, чтобы переподчинить хозяйственную деятельность компании главе Комиссии по преобразованию "Укрэнерго", замминистру энергетики Михаилу Близнюку?

- Мы должны очень четко понимать: к деятельности "Укрэнерго" объективных претензий не существует. На протяжении трех лет компания обеспечивает стабильную работу магистральной сети в тяжелейших условиях.

Вы знаете о постоянных проблемах с энергетическим балансом, задержкой ремонтов атомных блоков, дефицитом угля каждую божью осень уже четвертый год подряд и так далее, и так далее.

Компания проводит свои закупки, показывая сумасшедшую экономию относительно утвержденных цен.

Мы - единственные сети в стране, у которых открыты двери для девелоперов альтернативных источников энергии. Они бесконечно жалуются на все облэнерго: как туда тяжело зайти, а еще сложнее выйти. И в то же время, найдите хоть одну жалобу на деятельность "Укрэнерго" в этом направлении.

То есть, объективных претензий предъявить компании невозможно. Кроме каких-то мелких придирок, каких-то мелких процедурных вещей. Соответственно, существенного повода для того, чтобы сменить менеджмент, нет.

- Но если даже есть, почему это делает Комиссия по преобразованию, а не Минэнергоугля?

- Правильный вопрос. Все почему-то забыли, но я уже более трех лет временно исполняю обязанности. Я выполняю свою работу на основании приказа министра энергетики.

Если бы министр энергетики имел объективные факты о неудовлетворительной деятельности моей работы, то ему никто не мешает одним росчерком пера назначить другого исполняющего обязанности... Не мешало до назначения наблюдательного совета в середине октября.

Комиссия по преобразованию - коллегиальный орган. То есть, орган с коллективной, а значит - с размытой ответственностью. Следовательно, если Комиссия находит юридически приемлемое решение, как получить контроль над деятельностью предприятия, то есть две основные задачи.

Первая – придумать повод, под которым комиссия может решить управлять предприятием. Потому что прямой законодательной нормы об этом нет.

И второе – чем дольше существует Комиссия, тем дольше она будет управлять компанией. А для этого нужно сорвать корпоратизацию и начать процесс с какой-то более ранней точки, чтобы это продолжалось как можно дольше.

Но мы уже находимся в конце 2018 года. А по закону о рынке электрической энергии, "Укрэнерго" должно было быть корпоратизировано к 11 декабря 2017 года.

- Как соотносится решение Минэнергоугля о назначении наблюдательного совета "Укрэнерго" с решением Комиссии по преобразованию о переподчинении компании заместителю министра?

- Если Комиссия говорит: мы управляем "Укрэнерго", то вопрос: какой их статус по отношению к наблюдательному совету? Они под ним? Они над ним? Они параллельно с ним? Это не определено в законодательстве.

- Разве может замминистра энергетики стать исполняющим обязанности директора "Укрэнерго"?

- А речь не идет об исполнении обязанностей директора. Речь идет об исполнении функций управления предприятием. Это не значит, что я перестаю быть и.о. директора.

- Для того, чтобы взять контроль над компанией, нужен физический доступ в офис "Укрэнерго"?

- Нет. Это просто в традициях, в головах людей: мне нужен кабинет, мне нужна печать. На практике, осуществлять управление предприятием, если предположить что эти действия законны, можно из любой точки Земли.

Можно получить электронную подпись и подписывать документы с международной космической станции. Если люди космонавты, то почему нет?

- Очевидно, что Близнюк, это не тот человек, который самостоятельно пытается взять контроль над предприятием. По сути, он сделал вызов европейским донорам, руководителю богатой компании, чиновникам правительства, которые стоят выше него. Кто-то его покрывает. Вам известно, кто?

- Я не был знаком с господином Близнюком до того, как мы увиделись после его назначения в министерство. Я понятия не имел, кто он. И я не большой сторонник собирать слухи. Пришел новый замминистра, его представили - и прекрасно. В тот момент, когда его назначали, он должен был отвечать только за нефтегазовый сектор.

Я являюсь исполняющим обязанности руководителя предприятия, собственником которого является Министерство энергетики. В уставе прямо говорится, что я обязан исполнять приказы министерства энергетики. Разумеется, если они не противоречат закону.

Но нынешнюю деятельность господин Близнюк осуществляет не как официальное лицо министерства, а как глава Комиссии по преобразованию.

- Его прямой начальник - министр энергетики Игорь Насалик. Логично предположить, что Близнюк действует по его приказу.

- Строить какие-то домыслы, является ли это личной инициативой Близнюка, или это является инициативой господина Насалика, или это, может быть, позиция кого-то, находящегося за рамками Министерства энергетики, я не хочу и не буду.

- Я знаю, что у вас была беседа с премьером Владимиром Гройсманом на эту тему. И, якобы, премьер вас поддержал. Вы с ним общались после того, как вышел релиз министерства о том, что решение о переподчинении компании Близнюку остается в силе?

- Я не считаю целесообразным комментировать эти вещи, которые озвучиваются на закрытых заседаниях под руководством главы правительства Украины.

Поскольку эта информация уже выходила в СМИ, я могу подтвердить, что была встреча. Не у меня. Было совещание с премьером, на которое были приглашены значительное количество людей, причастных к вопросам управления энергетикой. В том числе и я.

На этой встрече обсуждались вопросы, связанные с влиянием тех или иных событий в электроэнергетике на выполнение международных обязательств Украины и финансовой стабильности.

У меня не было персональных встреч с премьер-министром, ни по этому, ни по каким-либо другим вопросам. Ни до, ни после этого совещания.

- Вам известно, где сейчас находится министр энергетики Игорь Насалик?

- Если судить по его Facebook, он находится то ли на отдыхе, то ли на лечении в Прикарпатье.

Я с сожалением констатирую, что моя коммуникация с министром энергетики в последние дни была осложнена. У нас есть ряд процессов, которые министр замкнул на себе лично в министерстве. И никто кроме него не имеет права подписи определенных документов.

Я не смог пообщаться с ним на эту тему, в том числе, по телефону. Было предположение, что я в этот понедельник смогу решить критически острые вопросы для нашего предприятия с министром. Но поскольку он заболел, этой возможности я по-прежнему не имею.

- Вы общались с независимыми представителями набсовета? Готовы ли они подписывать контракты, учитывая ситуацию, которая сложилась?

- Не дам никакого комментария по этому вопросу. Я думаю, что в рамах встречи членов набсовета, которая должна состояться 2-3 ноября, они примут те решения, которые посчитают нужными.

- Какая повестка первого заседания набсовета?

- Это конфиденциальная информация.

- Можно ли ожидать, что на первом заседании набсовет назначит главой правления НЭК "Укрэнерго" вас, уже без приставки и.о.?

- Набсовет, в соответствии с процедурой, выносит на свои заседания вопросы, которые инициируются менеджментом компании. Так происходит, как правило, в 99% случаев. Менеджмент компании не инициировал вопрос назначения главы "Укрэнерго".

- Были ли у вас контакты с представителями Администрации президента по этому вопросу?

- У меня никогда в жизни не было ни одного контакта с действующими представителями Администрации президента.

- Имеется ввиду, что офис президента как-то должен отреагировать на то, что происходит с одной из ключевых компаний в рамках подготовки к новому рынку электроэнергии.

- У нас есть такая привычка в обществе, что ответственность за все перекладывают на президента. Я хочу напомнить, что президент у нас не отвечает за исполнительную власть. Мы находимся в собственности органа исполнительной власти.

- Собеседники в Кабмине говорили, что в министерстве энергетики рассматривалась возможность физического захода в офис "Укрэнерго". Сейчас вы ожидаете такие действия?

- Очень интересный вопрос. Эти действия, как минимум, были бы для мня странными. Имея юридические возможности, можно осуществлять управление компанией, не посещая офис "Укрэнерго". Я не вижу в этом необходимости.

- Правда ли, что охрана "Укрэнерго" подчиняется Министерству энергетики, а не компании?

- Надо разделять, что есть компания. В данном случае, это военизированная охрана, которая является государственным предприятием в сфере подчинения Министерства энергетики. Это правда.

У нас есть контрактные отношения с ними. Как юридического лица с юридическим лицом. Этим контрактом они взяли на себя юридическую обязанность выполнять действия по охране территории в соответствии с нашими внутренними правилами.

- Есть версия, что за операцией по переподчинению компании Близнюку стоит министр внутренних дел Арсен Аваков. Как прокомментируете это?

- Я не знаком с Арсеном Аваковым.

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику