БизнесЦензор

24.04.18 09:40

ТОП-менеджер Infopulse Андрей Линк: "Украина – это место, где хорошо пишут код. Но мы не самые крутые программисты"

Автор: Юрий Винничук, Кирилл Тигай

Почему IT не хватает рук, зачем селам учителя математики и физики, и почему государству нужно начать выполнять свои базовые функции, а не думать о налогообложении IT?

ТОП-менеджер Infopulse Андрей Линк: Украина – это место, где хорошо пишут код. Но мы не самые крутые программисты 01

IT-Украины выбился в ТОП экспортных отраслей. В 2017 году экспорт IT-услуг принес стране $3,5 млрд валютной выручки. Рынок продолжает активно расти.

Сегодня работать в IT желают многие молодые украинцы. Банкиры, инвестиционные аналитики, журналисты и таксисты записываются на специальные курсы ради возможности найти работу в IT. Их мотивирует высокая зарплата и перспектива роста в отрасли.

Не смотря на это, украинскому IT не хватает людей. За опытного программиста одновременно конкурирует несколько крупных компаний, в том числе и с других стран.

Проблем может подкинуть и государство. Депутаты уже не один год вынашивают планы изменить систему налогообложения для IT-шников.

Сегодня программисты работают как физлица-предприниматели на третьей группе упрощенной системы налогообложения. Кардинальное изменение этой системы может спровоцировать более активный выезд программистов в другие страны и затормозить рост отрасли, которая в будущем может стать ключевой для страны.

В интервью БизнесЦензору руководитель департамента разработки программного обеспечения Infopulse Андрей Линк рассказал, почему отрасли не хватает рук, зачем селам учителя математики и физики, и почему государству нужно начать выполнять свои базовые функции, а не думать о налогообложении IT-отрасли.

Infopulse входит в пятерку крупнейших аутсорсинговых IT-компаний Украины. Она специализируется на разработке, тестировании, бизнес-анализе и интеграции. Отдельная линейка – услуги внедрения облачных решений, управление инфраструктурой, Service Desk (функцинал по обслуживанию пользователей). Также у компании есть большое направление телеком-услуг.

Infopulse была основана в 1991 году двумя украинскими предпринимателями Алексеем Сиговым и Андреем Анисимовым. Изначально компания ориентировалась на Украину, но с середины 90-х годов начала работать на Европу, предоставлять услуги аутсорсинга.

В 2007 году Infopulse купил большой норвежский IT-холдинг EVRY. Это один из лидеров IT-рынка Скандинавии. Основатели Infopulse после продажи остались руководить компанией.

Сегодня штат компании насчитывает более 1700 человек. Основные продакшн-офисы находятся в Украине. Главный офис – в Киеве. Также есть офисы в Одессе, Харькове, Львове, Виннице, Житомире и Чернигове.

- Из-за роста конкуренции с других стран, в том числе Индии, украинские IT-компании переориентируются и хотят называть себя не аутсорсинговыми компаниями, а сервисными компаниями. Касается ли этот процесс только единичных случаев, или это общая тенденция для Украины?

- Аутсорс – это нечто сугубо IT, как правило оно ассоциируется с перепродажей людей. Условно есть инженер где-нибудь в Германии или США, его рабочее место в целях экономии решают разместить в Украине. Аутсорс – это больше передача куска существующего IT-функционала стороннему подрядчику.

Классический пример аутсорса – это когда большая организация со своим большим IT-подразделением на определенном этапе решает, что собственный IT держать не выгодно и не эффективно, и отдает его наружу.

Вот такой проект, когда весь IT-департамент уходит наружу к большому провайдеру – это больше связано с аутсорсом.

Сервисы – это то, что адресует к бизнес-потребностям. Мы не приходим, не продаем, например, команду программистов. А говорим, что можем сделать решение, которое автоматизирует и закроет некий важный бизнес-процесс.

Тренд на переход к сервисным услугам взамен IT есть. Это вопрос глобальной конкурентной способности. Я не скажу, что это ответ на какие-то вызовы, исходящие для Украины. Это ответ глобально на то, куда движется рынок IT-услуг.

Очевидно, что эти услуги сервиса более ценны и боле маржинальны, более востребованы, позволяют повышать нашу полезность для клиента.

Есть большие компании, которые фокусируются исключительно на продаже команд, но они на сегодня в меньшинстве. Это уникальные позиции, они на этом построили свое конкурентное преимущество. Но таких компаний все-таки меньше.

Если говорить о больших игроках, то все пытаются говорить о продаже услуг, продаже решений, о том, что мы решаем бизнес-проблемы, а не просто "даем разработчиков".

- О конкуренции. Кто для вас основные конкуренты?

- Конкурент номер ноль для любого аутсорса – это всегда IT-подразделение клиента. Для них всегда есть выбор – делать самим или отдавать наружу.

В этом плане – это первое и самое важное – убедить клиента, что все-таки работать с нами более эффективно, чем делать это самим. Выгоднее по разным причинам – с точки зрения доступности людей, каких-то компетенций и конечной стоимости.

Если говорить о странах-конкурентах, то в первую очередь конкуренты для нас – это Украина и Восточная Европа.

Во вторую очередь – это локальные поставщики в тех странах, в которых находятся клиенты. То есть, работая с клиентом в Германии, Голландии или США, у них есть возможность выбрать локального поставщика услуг. Понятно, что это дороже. Но с другой стороны, для них это комфортнее. Для них это люди, говорящие на их языке.

Например, в Германии фактор языка очень существенный. В Германии людям все-таки удобнее говорить на родном языке, у нас немецкий знают далеко не все.

Индию я бы, наверное, поставил на третье место конкурентов, потому что здесь очень четко видно для заказчика и понятно, в чем разница между нами и индийскими компаниями.

Есть вещи, в которых мы однозначно сильнее Индии. Правда есть вещи, в которых намного сильнее их специалисты.

Как правило, когда заказчик делает выбор, он редко выбирает между компанией из Украины и из Индии. Зачастую заказчик сделал выбор у себя вначале, а потом выбирает из чего-то похожего.

Это как выбор между покупкой мотоцикла и автомобиля. Человек сначала решает, что ему надо – покупать автомобиль или нет, а потом выбирает из похожих автомобилей.

- Какие сильные стороны клиенты видят в украинских IT-компаниях?

- Основная разница между индийскими разработчиками и украинскими – в менталитете..

Мы хорошо работаем с вещами, которые более инновационные. То есть, азиатские коллеги – более эффективны там, где есть высокая повторяемость действий, и когда нужно обеспечивать выполнение указанных инструкций. Они достаточно скрупулезные, у них очень хорошо поставлена культура выполнения указаний начальства.

Мы хорошо работаем в ситуации, которая ближе к инновационным вещам, когда заказчик готов не просто давать указания и ожидать их молчаливого выполнения, а ожидает какой-то обратной связи.

В проектах, связанных с разработкой, важно, чтобы твоя команда была вовлечена, и чтобы люди, которые выполняют проекты, видели картину шире, и могли поставить под вопрос ту инструкцию, которую они получили. Есть заказчики, которые это ценят, и для которых это важно.

Наши люди стараются смотреть шире, они видят состояние и какие-то проблемы, выходящие за рамки их прямых инструкций и могут сообщить об этом клиенту. И для клиента это создает дополнительную пользу, потому что такие сообщения предотвращают проблемы, предоставляют варианты и решения, о которых клиенты никогда бы не подумали, если бы человек просто делал, что говорят.

Менталитет наших разработчиков ближе к европейскому, и в этом наш большой плюс. Это хуже работает, где есть рутина, задачи поддержки.

То есть, какие-то уникальные вещи лучше создавать с нами. Какие-то вещи просто операционные – по соотношению цена/качество, наверное, – специалисты из Индии здесь нас опережают.

В целом надо понимать, что если говорить об общих масштабах, то наши масштабы с масштабами индийской IT-индустрии не сопоставимы. Мы все-таки нишевой игрок, а они – лидеры. Количество индийских IT-специалистов идет на миллионы.

Если общий оборот украинской IT-индустрии меряется в объеме два-три миллиарда долларов, то оборот лидеров среди индийских компаний – двузначная цифра в миллиардах для одной компании. И таких топовых компаний у них там пять-десять.

- Украина и украинские компании, как клиенты, представлены у вас?

- Они есть, но это не является для нас стратегическим приоритетом. У нас есть несколько украинских компаний, с которыми мы давно уже сотрудничаем. Одна из них – это компания Vodafone.

Есть несколько интересных новых заказчиков, несколько потенциальных партнеров, которым мы пытаемся продавать свои услуги. Но все равно объемы украинского рынка на порядок отличаются от Европы и США. Соответственно, для нас Украина не является большим приоритетом.

Чудес не бывает. У нас в экономике сейчас дела идут не очень, и при этом IT – это то, на чем компании могут экономить, на самом деле. Сейчас наши компании больше смотрят на то, чтобы как-то выжить, чем инвестировать в какое-то развитие. Соответственно, инвестиции в IT упали.

Это в том числе это видно по системе локальных интеграторов. Сейчас она в плохом состоянии. Часть этих компаний ушли с рынка, часть ухудшили показатели, но еще работают.

В целом, рынок Украины не будет расти, потому что сейчас экономика не в том состоянии. Пока мы его стратегически как приоритет в работе не рассматриваем, хотя в нем работаем.

ТОП-менеджер Infopulse Андрей Линк: Украина – это место, где хорошо пишут код. Но мы не самые крутые программисты 02

- IT-отрасль Украины как экспортер находится в топе?

- Я слышал мнение, что она на третьем месте после металлургии и сельского хозяйства. Это похоже на правду.

- Есть разные оценки объема экспорта IT-услуг из Украины. НБУ дает цифру в $2,5 млрд, профильные ассоциации - $3,5 млрд. Какая цифра более соответствует действительности?

- Я больше верю цифрам, которые выше, потому что сложно подсчитать точно. Зачастую эти услуги в некоторых ситуациях могут идти не как IT, а как "другие". То есть, их подают не как чистые IT, а что-то связанное с дизайном. Потому могут быть статистические погрешности в отчетности.

Второе, я думаю, что есть фрилансеры или мелкие компании, которые банально работают по "серому" или по "черному". Сложно сказать, сколько таких компаний, которые работают скрыто.

Теневого сектора в IT – немного, но вероятно, как и во всех областях нашей экономики, он существует.

- Украинская отрасль IT в будущем будет расти?

- Да, конечно. Спрос огромен. Причин для этого несколько.

Первая причина – это то, что мы не являемся каким-то существенным игроком, мы нишевые. И у нас пространство роста, в отличие от той же Индии, - огромное.

Объективно растет спрос в мире на IT, это еще часть общего тренда.

Плюс, спрос растет в более наукоемкие и сложные направления. То есть, простые и рутинные вещи – они хорошо автоматизируются. И тут как раз будет обратная тенденция, когда люди делают какие-то простые вещи изо дня в день – они будут менее востребованы. А вот то, в чем мы сильны – за счет бума современных решений, за счет того, что появляются целые направления, не скажу, что они прямо сейчас появились, но они стали именно сейчас востребованы – искусственный интеллект, нейросети, блокчейн. Они именно сейчас вступают в фазу, когда начинается коммерческий успех от их использования.

Поэтому сейчас спрос на людей с европейским mind set, которые мыслят инженерно, любят и умеют придумывать что-то новое.

Спрос огромен, и на самом деле, сдерживает спрос только отсутствие людей. Я думаю, что если случится чудо и количество программистов вырастет завтра на 20%, пропорционально – "сеньоров", "джунов", – то рынок переварит это в течение нескольких месяцев.

ТОП-менеджер Infopulse Андрей Линк: Украина – это место, где хорошо пишут код. Но мы не самые крутые программисты 03

- Вы ощущаете дефицит кадров? Справляется ли система образования с подготовкой кадров для IT?

- Да. Справляется ли система образования? Вопрос риторический, потому что прирост за последний год составил больше 20%. Если мерять прирост 20% - это круто, много. Для любого другого сектора экономики – это просто успех. Если сравнить со спросом, который на 50% выше текущего уровня, то мы не справляемся.

Глобально здесь сдерживающий фактор – это система образования с самого низа. Чтобы стать квалифицированным специалистом, надо пройти определенные этапы образования. В чем, наверное, наше преимущество - в том, что исторически, с советских времен, была сильная инженерная школа – детям в школе хорошо преподавали математику, дальше это все учили в вузах.

Зачастую потом человеку приходилось переучиваться. Я вспоминаю свое образование – технологии, языки программирования, которым нас учили – они отставали на годы, а иногда на десятилетия. Но какая-то база давалась, и потом на этой базе было достаточно легко за год-два подучить современные технологии и стать хорошим специалистом.

Сложность в том, что количество людей, которые хорошо учили в школе математику и потом продолжили в вузе какое-то техническое образование, оно все-таки лимитировано.

Плюс, есть демографические факторы. Сейчас у нас подрастают дети девяностых, в девяностые людей рождалось меньше.

Система, которая занимается переучиванием – этот тренд тоже есть, когда люди совершенно из других отраслей, не IT, не технического образования, пытаются переучиться. Это тоже работает, но их эффективность ограничена.

Все-таки, кто-то, у кого есть талант, если человек с каким-то техническим складом, он мыслит логически, он хорошо решает задачи, ему проще. Порог входа – для таких людей находится выше, им сложнее.

Мы часто привлекаем студентов. Хорошие студенты с хороших специальностей – ценны, они очень быстро втягиваются. Переучивать людей из других направлений – это тоже работает, но эффективность от этого ниже.

- Гуманитарий без знаний математики не сможет стать программистом?

- Вопрос в том, что называть гуманитарием. Если человек умеет мыслить логически, структурированно – это гуманитарий или нет?

Скажем так, знания политологии мало пригодятся. Если при этом у него хорошо с логикой, он умеет хорошо на бумаге изложить свои мысли или требования заказчика описать так, чтобы все поняли и не возникало вопросов, что вы тут накодировали, то он сможет.

Просто эта база в идеале должна закладываться с детства. Человек должен с детства учиться.

Люди должны понимать, что образование – это престижно. Это понимание приходит, но здесь больше узким местом становится система образования.

Повышать престижность профессии учителя, который будущих айтишников учит – вот это важно. Мало, чтобы дети в селах мечтали стать айтишниками, нужно чтобы в этом селе был хороший учитель физики, математики и программирования.

И тогда мы после одиннадцатого класса получим мальчика или девочку, которая поступит в нормальный вуз и через год-второй может в качестве практиканта прийти в IT-компанию и начать зарабатывать хорошие деньги.

Но не у всех есть возможность пойти в нормальную школу, получить образование, которое даст базу.

- У Infopulse есть свой университет. Что с ним?

У нас есть университет, который ориентирован на переучивание. Курсы изначально были запущены как коммерческие. Их цель – обучение людей, далеких от IT, которые хотят сменить профиль.

Мы иногда туда посылаем своих сотрудников. Например, если аналитик хочет изучить основы программирования.

Насколько они эффективны как источник кадров – я не могу сказать. Потому что нет проблемы нанимать "джунов". Основная конкуренция – за топовых программистов, за "сеньоров", за "мидлов".

ТОП-менеджер Infopulse Андрей Линк: Украина – это место, где хорошо пишут код. Но мы не самые крутые программисты 04

- Каких специалистов больше всего не хватает?

- Сложнее всего, исторически, с программистами. Если смотреть весь спектр профессий – тестировщики, аналитики, менеджеры, то наверное, основной хлеб с маслом – это программисты. За них наибольшая конкуренция.

Понятно, что чем выше специалист, тем выше у него востребованность, тем больше компаний на него теоретически претендует. Архитекторы – мега популярны.

По направлениям стабильно популярны основные направления технологические, которые используются много где – это Java, .NET, JavaScript/Web, мобильная разработка. Мобильная разработка сейчас чуть меньше.

- Вопрос о системе налогообложения IT. Народные депутаты не могут придумать, что с этим делать. Появился законопроект об отмене третьей группы ФОП-СПД, на которой работают IT-специалисты и фрилансеры. Что вы скажете об этих инициативах?

- Я думаю, что эта инициатива неправильная. Вероятно, нужны какие-то реформы, но сейчас в IT сложился некий статус кво, который для рынка благоприятен.

По крайней мере, эти налоговые вещи не сдерживают рост. Мы можем говорить, что не хватает специалистов, не хватает учителей математики, но налоговые вещи сейчас простые и прозрачные, и налоги небольшие.

Когда мы говорим об IT-cпециалистах, надо понимать, что эти люди чрезвычайно мобильны, и они всегда могут выбрать в какой стране жить. Сейчас для них вопрос налога понятный и логичный. Это скорее для Украины плюс, чем минус. Человек платит мало налогов, но он и не получает каких-то сервисов от государства на уровне Германии или даже той же Польши.

Полезность IT-индустрии для экономики в целом очень сложно переоценить. Это на 95, а то и на 99 процентов экспортная индустрия, которая приносит валюту. Она практически не требует никаких капитальных вложений. Не надо строить завод, загрязнять окружающую среду или делать эпические инвестиции в инфраструктуру.

По сути, это чисто сервисная индустрия, которая работает с минимальными вложениями, и она создает рабочие места.

IT-специалисты живут в Украине, они потребляют здесь услуги, ходят в магазин, в парикмахерскую, кинотеатр. Они, по меркам Украины, являются достаточно состоятельными, создают прослойку среднего класса, который вокруг себя может прокормить какое-то количество людей с более низким уровнем дохода.

Экономически то, что существует сейчас, однозначно должно быть выгодным для страны, для государства.

- Какие могут быть негативные последствия от отмены третьей формы?

 - Количество "серых" компаний может увеличиться. Второй момент – это то, что у сторонников отъезда из Украины будет намного больше аргументов. Если даже разнорабочий уезжает в Польшу собирать клубнику, то для IT-специалистов вообще нет сложностей с переездом в Европу

У человека, который выбирает, где ему жить – в Украине, Польше, Германии или Калифорнии, у него просто станет меньше аргументов оставаться в Украине.

- То есть, это будет серьезным аргументом для отъезда, если в Украине отменять третью группу налогообложения?

- В чем сейчас тренд и важное преимущество Украины – люди перестали уезжать за деньгами. Люди из IT, которые уезжают, они едут или посмотреть мир, или, если это люди постарше, с детьми, они едут обеспечить какое-то будущее. Практически никто не едет из-за денег, потому что у нас зарплаты достаточно высокие, налоги низкие и стоимость жизни низкая.

Был тренд в 2014-2015 годах, когда была активная фаза АТО, люди просто боялись. Для них был вопрос физической безопасности. И многие уехали.

Сейчас, в принципе, понятно, что полной стабилизации в стране не наступило, но сам тренд ушел. Люди уже не уезжают из соображений того, что они боятся за свою семью или что-то может случиться со страной.

Те, кто уехал тогда (я точно знаю, что это достаточно существенный процент) через какое-то время вернулись. Они почувствовали, что стали банально беднее. То количество товаров и услуг, которое IT-специалист покупал в Украине, в условной Польше или Германии он уже не получает.

Качество жизни в Украине у IT-специалистов классное с точки зрения покупательской способности. Поэтому не едут в Германию больше за длинным евро.

Но опять же, речь идет о качестве жизни на уровне потребителя, не качестве жизни на уровне гражданина. Ведь дороги в Украине плохие, с судами тоже не понятно что, учителей математики не хватает – это все откровенно не дотягивает до европейских стандартов. Но за это программист мало платит налогов, он как бы где-то в глубине души понимает, что это справедливо. Да, я не плачу немецких налогов, но и уровень сервиса государства – такой себе.

ТОП-менеджер Infopulse Андрей Линк: Украина – это место, где хорошо пишут код. Но мы не самые крутые программисты 05
Картину нарисовал один из сотрудников компании

- Есть какая-то динамика отъездов IT-специалистов из Украины?

- Точно очень сложно подсчитать эту цифру, потому что люди не регистрируются, не сдают паспорта Украины. Точно знаю, что есть конкуренты, которые людей вывозят в официальные офисы за границу. Речь идет о сотнях. Если на уровне одной большой компании – это 100 человек, то, наверное, на уровне страны – десятки тысяч.

- Покрывается ли количество отъехавших IT-специалистов новыми людьми?

- Вопрос же в другом. Если мы меряем себя в текущей цифре, то да, приходящие новые – они компенсируют. Но мы же стараемся расти. То есть, вот этот прирост мифический, условные 20% от прошлого года. Если бы люди не уезжали, то рост рынка был бы не 20%, а 40%.

Кроме того, надо понимать, что уезжают люди с опытом. Уезжают "мидлы" и "сеньоры", приходят "джуны", которых потом надо растить. Вот это вымывание наиболее компетентных и квалифицированных – оно в конечном счете ухудшает нашу конкурентоспособность. Молодых, талантливых ребят хватает. Но пока он выучится, пока он станет специалистом топового уровня, проходит 4-5 лет.

Зачастую, из тех, кто дорос – четверть или треть уехала. Получается, что IT - эта машина, которая может двигать экономику, но у нее в бензобаке дырка, из которой выливается топливо.

- Неудачное изменение налоговой системы может увеличить эту дыру?

- Да. И не факт, что это даст какой-то эпический прирост в налоговых поступлениях.

Сейчас есть некий статус "кво", и мне кажется, что стремление его радикально пересмотреть, только навредит. Если хотят изменить налоговые поступления, то может просто ставку налога пересмотреть.

В идеале может вообще имеет смысл, начать процесс сближения ставки налога по СПД – ее чуть-чуть повысить, а налоговую нагрузку наемных работников – немножко понизить. Потому что она на самом деле высоковата.

У нас, если сложить все налоги, то получится налоговая нагрузка на уровне той же Германии, а сервисы государства не на уровне Германии.

Я плачу налоги, и хочу за них что-то получать – честный суд, хорошую полицию, более-менее понятные перспективы в жизни.

Если мы заставляем человека платить больше, но ничего не даем, ведь явно не вырастет одномоментно качество государственного управления, то люди начнут думать о том, чтобы уехать. У нас и так полстраны, согласно соц. опросам, думает, куда бы уехать.

- Есть ли набор пунктов того, чтобы государство могло бы сделать для помощи развития IT-отрасли?

- Первый пункт мы уже проговорили. Это образование. Инвестиции в образование, инвестиции в профильное образование. Хотя образование объективно важно для любой экономики, но если мы говорим об IT – то это точные науки, это увеличение количества профильных вузов. Не только за счет количества, но еще и качества. Условно говоря, если мы создаем какой-то IT-вуз, чтобы он был на уровне, или хотя бы близок, к топовым IT-факультетам.

Я не очень верю в целевые программы государства, где мы там освоим миллиарды гривен государственных денег. Государство – не эффективный инвестор в целом, не эффективный инвестор в IT особенно.

Но, наверное, самое главное, если все это резюмировать,– это начать профессионально делать обязанности самого государства. Обеспечить тот же самый нормальный суд, обеспечить прозрачные правила игры для бизнеса, которые не будут пересматриваться за три года, обеспечить качественное здравоохранение.

То есть, вот эти причины, по которым люди уезжают – мы справились на своем уровне где-то с помощью хороших налоговых условий. В принципе, вопрос финансовой мотивации айтишников работать в Украине – сейчас решен.

Важно, чтобы у людей была мотивация не просто самим здесь жить, а чтобы здесь жили их дети. Потому что ситуация, когда государство не в состоянии предложить качественные правила игры – у нее минусов огромное количество.

Все рассуждения о нашей инвестиционной привлекательности разбиваются банально о состояние наших судов. Ни один серьезный инвестор не придет в страну, где решение суда может быть непредсказуемо или мотивировано не понятно чем.

Основное, что хотелось бы видеть от государства – это профессиональное и честное исполнение того, зачем мы ему платим налоги.

- Есть ли плюсы от того, что специалисты уезжают из Украины? Если они возвращаются, они привозят что-то в Украину?

- Для IT плюсов я не вижу. Человек уехал, экономически страна потеряла одно рабочее место, неплохо оплачиваемое, кусок экспортных доходов, потеряли хорошего, талантливого гражданина. Плюс дети, которые у него рождаются, они становятся гражданами другой страны. То есть, это абсолютный минус.

ТОП-менеджер Infopulse Андрей Линк: Украина – это место, где хорошо пишут код. Но мы не самые крутые программисты 06

- Через 5-10 лет где будет украинская IT-сфера?

- Мне кажется, что идет тренд больше давать, повышать свою значимость для клиентов, больше приводить больших клиентов. Будет однозначно рост, будет тренд на то, что мы будем созревать как страна, предоставляющая IT-услуги.

Больше перспектив у IT-услуг, однозначно. Будет рост, укрупнение. Будут расти и нишевые игроки, работающие на небольшие компании, стартапы.

Очень сложно сказать, что будет с внутренним рынком, потому что многое зависит от экономики, от тех реформ, которые пытаются сейчас мучительно провести. С внутренним рынком сценарии могут быть разными.

Я думаю, что экспорт останется приоритетом на годы. Потому что объективно разница в два порядка. Разница в спросе, в размере рынка. То есть, рынок IT США и рынок Украины – это две величины, которые вообще не сопоставимы. И здесь спрос рождает предложение.

Посмотрим, явно IT-рынок в Украине не станет более привлекательным, чем зарубежный. Он просто может сам выйти из стагнации, начать расти. Но сценарии могут быть разными – может быть продолжение стагнации на годы, может быть рост, если начнутся реформы, и начнет расти наша экономика.

Просто рост экономики – он дает спрос. Начинается конкуренция, люди начинают думать не о том, как выжить, а о том, как вырасти. IT как раз помогает вырасти. Оно повышает эффективность, создает новые возможности. Сейчас же актуальная повестка дня отечественного бизнеса вообще не об этом, сейчас речь о том, чтобы выжить, пробить себе какие-то преференции.

Мы хорошие, у нас хорошая репутация, мы занимаем свою нишу очень уверенно, и мы могли бы расти еще быстрее, если бы было больше людей в профессии. Но мы не самые крутые программисты. Надо быть честными.

- Украинские программисты – самые крутые или нет? Это утверждение – стереотип, или в некоторых моментах имеет подтверждение?

- Я думаю – это стереотип. Сердце IT-индустрии находится где-то в Силиконовой долине. Понятно, что там есть наши бывшие соотечественники. Их много, но они там явно не в большинстве.

С точки зрения соотношения цена-качество – наверное мы где-то сверху. И вообще, услуги программистов продавать не очень сложно из Украины, потому что все плюс-минус понимают, что Украина – это место, где хорошо пишут программы.

Какие-то услуги, связанные с поддержкой инфраструктуры – это продавать сложнее. Потому что репутация у нас, как у страны с высоким уровнем коррупции, где много хакеров. Соответственно, дать доступ к своей инфраструктуре людям в Украине клиентам тяжело.

Но объяснить инвесторам, почему я отдал разработку своего продукта в Украине – не сложно, все понимают, что тут программисты хорошие.

То есть, мы хорошие, у нас хорошая репутация, мы занимаем свою нишу очень уверенно, и мы могли бы расти еще быстрее, если бы было больше людей в профессии. Но мы не самые крутые программисты. Надо быть честными.

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику