БизнесЦензор

27.09.19 09:10

"В неверном свете северной луны"*. Эпитафия на кончину Минэнергоугля

Украина могла бы сделать электроэнергию одним из основных факторов экономического роста и защитить не только собственные геополитические интересы, но и значительно части Восточной Европы.

* цитата из стихотворения Иосифа Бродского,

цикл Post aetatem nostram (1970 г.)

С прискорбием констатирую, что уже давно Минэнергоугля не выполняет свою основную функцию, т.е. не в состоянии формировать и тем более, реализовывать государственную политики в топливно-энергетическом комплексе. И началось это не вчера, не при министрах В.Демчишине и И.Насалике, а гораздо раньше.

Для справки: в соответствии с Положением о Министерстве энергетики и угольной промышленности Украины, утвержденного КМУ постановлением от 29 марта 2017 № 208:
"Минэнергоугля является главным органом в системе центральных органов исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную политику в электроэнергетическом, ядерно-промышленном, угольно-промышленном, торфодобывающем, нефтегазовом и нефтегазоперерабатывающих комплексах (далее - топливно-энергетический комплекс), а также обеспечивает формирование государственной политики в сфере надзора (контроля) в области электроэнергетики и теплоснабжения".

Коренной причиной потери управляемости в энергетике, как, впрочем, и в других сферах экономики, является фиговый листок политического популизма, которым многие годы прикрывается тотальная некомпетентность. Следствие – и верхний эшелон власти, и само общество убеждены, что с государственным управлением может справиться любой, было бы желание. Управление государственными институтами стало корпоративным делом служения интересам финансово-промышленных групп или частному бизнесу отдельных политиков и чиновников, а не государства.

Несмотря на создание в министерстве директоратов на западный манер и повышение заработной платы в них до рыночного уровня, несмотря на большую техническую помощь от наших международных партнеров и финансирования ими проектов в энергетике, год от года ситуация с государственным управлением в энергетике ухудшалась. Даже когда в сфере управления министерства находились и "Нафтогаз Украины", и "Укрэнерго". Два последних стратегических для энергетики предприятия с энтузиазмом избавились от опеки Минэнергоугля. А на днях к ним примкнуло еще одно стратегическое предприятие – "Магистральные газотрубопроводы Украины". Два системных оператора двух энергетических рынков – газового и электроэнергетики – оказались в сфере управления Минфина.

И действительно – какая может быть система при полном отсутствии пошаговой тактики реализации действующей Энергостратегии. Минэнергоугля не занималось детальным ежегодным планированием развития генераций и электросетей. Ни разу не получил статус официального документа План развития Объединенной энергосистемы Украины на 10 лет, который ежегодно готовится Укрэнерго с момента вступления в силу еще предыдущей редакции закона Украины "О рынке электроэнергии". Важнейший документ "Отчет по оценке соответствия (достаточности) генерирующих мощностей" появился только осенью прошлого года, хотя такой документ должен быть базовым при принятии решений и элементарном планировании развития ВИЭ в стране. Он должен быть основанием для принятия предупредительных мер для недопущения разбалансировки ОЭС и обеспечения достаточности маневренных мощностей в энергосистеме.

Без официального статуса этих двух документов внедрение ВИЭ закономерно сопровождалось дефицитом балансирующих мощностей в энергосистеме, что исключило в ближайшем будущем изолированную работу ОЭС, которая необходима перед полной синхронизацией ее с ENTSO-E. Уже сегодня можно констатировать, что временные рамки реализации всех подготовительных к синхронизации этапов выдержаны не будут. Да и в целом действенный контроль за выполнением Укрэнерго Плана мероприятий по подготовке к синхронизации с ENTSO-E в нынешней системе управления невозможен.

Внедрение в этих условиях новой модели рынка не могло не дестабилизировать не только электроэнергетику, но и весь реальный сектор экономики. Сам процесс реформирования рынка электроэнергетики стал яркой иллюстрацией немощи Минэнергоугля. Каждый из субъектов имел свое видение рисков и оптимальных ответов на вызовы, но свести эти позиции и нейтрализовать угрозы (естественно, в интересах государства и потребителя, а не частных бизнес-групп или отдельных бизнес-лиц) было некому: никто в Минэнергоугля, прежде всего, в Директорате электроэнергетики, не владел и не желал владеть общей картиной.

Думаю, именно поэтому системный оператор "Укрэнерго" был выведен из сферы управления Минэнергоугля. Жаль, что в стране не нашлось никого, кто поднял бы вопрос об отсутствии центра управления энергетической безопасностью Украины. Сегодня ответственность за синхронизацию энергосистем Украины и ЕС ложится на министра финансов. Однако есть ли у Министерства финансов компетенции и специалисты, которые могут эффективно управлять таким важным стратегическим процессом, просчитывать геополитические и геоэкономические риски?

Да, в странах Европейского Союза, где есть и государственные, и частные операторы систем, существуют примеры, когда оператор системы находится под опекой министра финансов или министра экономики. Это происходит только в тех странах, где электроэнергия - это лишь товар на рынке, а не инструмент геополитического давления или потенциальная угроза суверенитету. Например, во Франции и Испании, а не в Литве и Польше. В Польше системный оператор электросетей курируется специальным министром, ответственным за инфраструктуру энергетической безопасности, в канцелярии премьер-министра. Почему? Потому что это сфера энергетической безопасности государства и требует специальных знаний и координации между энергетической дипломатией, парламентом, внешней разведкой и другими службами. К слову, неплохо было бы руководствоваться этим подходом и при формировании наблюдательных советов стратегических предприятий Украины, причем не только в энергетике. Но это тема отдельного разговора, который актуален в контексте реформирования СБУ….

Ключевые лица, принимающие решения в энергетической сфере Украины, должны ответить на основные вопросы: есть ли сегодня в Украине центр координации процессов – от либерализации энергетического сектора до десинхронизации с энергосистемой РФ; а также где будет находиться интегрированный центр управления энергетической системой государства? Ответы имеют большое значение, поскольку игра касается эффективности управления и доверия международного инвестора. Все неудачи и кризисы будут использоваться – даже не оппозицией, а противниками Украины. И масштаб репутационного ущерба будет огромен. Лица, принимающие решения в энергетическом секторе Украины должны четко идентифицировать национальные интересы Украины на пути интеграции в Европейский Союз. Существует острая потребность в национальной экспертизе, сильном голосе незаангажированных проукраинских экспертов, парламента и отраслевых предприятий.

Почему-то усилия украинских дипломатов, экспертов и политиков ограничиваются борьбой с газовым Nord Stream 2, при этом полностью игнорируется, более того, создается зеленый коридор для электроэнергетического Nord Stream 2-штрих. Я имею в виду открытие рынка для российской элеткроэнергии т.н. "поправкой Геруса" к статье 67, п.8 закона "О рынке электроэнергии". Последний с особым цинизмом внес ее законопроектом №1084 "О внесении изменений в некоторые законы в сфере использования ядерной энергии", специальном законе, разработанном во исполнение Соглашения об Ассоциации с ЕС по гармонизации национальных норм с нормами европейских директив по радиационной безопасности.

В лучших традициях "злочинной влады", глава энергетического комитета парламента Андрей Герус внес правку – разрешить закупать украинским потребителям импортную электроэнергию по двусторонним договорам родом из государств, которые не являются членами Энергетического сообщества (а именно – РФ и Беларуси, откуда уже сейчас импортируется электроэнергия для продажи на рынках "на сутки вперед" и балансирующем рынке). Чем мотивировали? Как и предыдущие – либерализацией рынка.

По мнению Геруса, его поправка позволит увеличить конкуренцию и, как следствие, снизит цены на электроэнергию для крупных предприятий, работающих на рынке двусторонних договоров. Заметьте, конкуренцию за счет вхождения в рынок практически российской электроэнергии, в то время как благодаря его же лобби из конкурентного рынка были исключены государственная украинская электроэнергия. Через завышение объемов ПСО для государственных компаний, "Энергоатом" и "Укргидроэнерго" были исключены как раз из рынка двусторонних договоров, где они могли бы сформировать комфортные цены для крупных энергоемких, стратегических для экономики Украины предприятий. Обратите внимание на следующую цепочку событий: невыполнение НКРЭКУ нормы закона о ликвидации перекрестного субсидирования до начала работы новой модели рынка – зашкаливающие спецобязательства для Энергоатома и Укргидроэнерго (объем которых рос от постановления к постановлению как на дрожжах) и, как следствие, вытеснение этих госкомпаний с рынка – поправка Геруса о возможности заключать двухсторонние договора на импорт – диспетчерские ограничения для АЭС. Иными словами, "конкурентная" поправка приведет к тому, что энергорынок недополучит самую дешевую отечественную электроэнергию.

Украинские и европейские наблюдатели знают и неоднократно выражали обеспокоенность в адрес "атомного Nord Stream 2" — Белорусской АЭС, построенной Россией, несмотря на протест Литвы в г. Островец в 46 км от Вильнюса. Уже несколько лет внешнее лобби России, в первую очередь в Брюсселе, направлено на будущую интеграцию АЭС Островец с синхронизированной системой стран Балтии. Иначе говоря, на подсаживание балтийцев на российскую атомную энергоиглу. Энергорынки Польши и стран Балтии являются рынками структурного дефицита электроэнергии. Польша балансирует на грани blackout с 2015 года, когда Польша покупала энергию в аварийном режиме у Украины за 75 евро за 1 МВт. Через электроэнергетическое слияние с Литвой Польша также покупает электроэнергию из России. Но покупать электроэнергию с Островецкой АЭС категорически не хочет.

Другая ситуация в Украине. У нас 13,8 тыс. МВт установленной мощности АЭС – это 15 ядерных энергоблоков, это самый большой электроэнергетический потенциал в Центральной Европе. Украина могла бы сделать электроэнергию одним из основных факторов экономического роста и защитить не только собственные геополитические интересы, но и значительно части Восточной Европы. Именно эту цель преследует инициированный еще в 2015 году проект "Энергетический мост "Украина – Европейский Союз", который тормозился в течение 2016-2018 гг. Это один из самых опасных для стратегических интересов Российской Федерации проектов. Это единственная возможная на сегодня альтернатива зависимости ЕС от управляемой Россией Белорусской АЭС, от воздействия гибридных стратегий России. Проект позволяет государству Украина через государственную компанию "Энергоатом" получать деньги на новое строительство, обезопасит всю Восточную Европу от зависимости в электроэнергетике от Российской Федерации.

Россия осуществляет и будет проводить деятельность, дестабилизирующую процесс интеграции наших энергетических рынков с ЕС. Для эффективного противодействия ей необходимо системное стратегическое управление процессами синхронизации со странами Европейского Союза. Но кому тут думать об энергетической безопасности, геополитических рисках и об интересах украинской генерации?

Критическая необходимость создать центр координации и стратегического управления процессами либерализации, синхронизации с ЕС, десинхронизации с РФ и реструктуризации электроэнергетического рынка созрела давно. По своему функционалу таким центром должно было бы стать Министерство энергетики и угольной промышленности. Но не стало. И не станет уже. Ведь три ключевых энергетических предприятия больше не входят в его сферу управления.

Таким центром, на мой взгляд, может стать вице-премьер-министр по реформам в энергетике, который бы и занялся контролем деятельности субъектов на газовом, электроэнергетическом и угольном рынках, и имел полномочия быстро реагировать на возникающие вызовы и жестко наказывать проштафившихся.

Итак, завершим о почивших в бозе – умерла, так умерла. Светлой памяти ему заработать не удалось. Остается надеяться, что новосозданное министерство сподобится формировать и реализовывать политики в соответствующих сферах в рамках своих полномочий более качественно, чем преставившееся Минэнергоугля.

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику