БизнесЦензор

11.03.19 08:53

Почему Украины нет в группе новых индустриальных стран

В ближайшие три года Украина будет вынуждена отдавать примерно по 400 млрд. грн на выплату внешних и внутренних долгов. А это на сегодняшний день, ни много, ни мало – треть доходов государственного бюджета.

Треть доходов государственного бюджета, которая могла бы пойти на преодоление трудовой бедности, когда бедны именно те, кто работают и платят налоги. Или на структурные реформы экономики.

А лучше, если бы эти внутренние ресурсы были направлены на создание в экономике новых точек роста и бедность была бы побеждена по умолчанию.

На днях премьер-министр Украины заявил, что затраты страны, связанные с войной, составляют чуть более 210 млрд. грн. Выходит, что цена кредитного фронта для Украины намного дороже. Если конечно сравнивать эти показатели по циничным финансовым лекалам.

Многие азиатские и африканские страны, которые еще недавно воспринимались нами как символ экономической отсталости и инвестиционного лузерства, нынче входят в группы новых, новейших и возможных индустриальных стран.

В последнюю группу совсем недавно вскочила и Бангладеш, свалки которой так любят постить наши туристы. Рядом с группой стран БРИКС, возникает не мене амбициозный кластер МИНТ (Мексика, Индонезия, Нигерия, Турция).

Украины нет в группе новых индустриальных стран и перспектива пост-индустриала нам также не грозит.

Имея 0,2% ВВП в части инвестиций в науку (вместо установленных законом 1,7%) мы благополучно скатываемся в милую средневековую архаику, с зерном, "семечками" и медом.

Имея по итогам года чуть более $2 млрд ПИИ, Украина по уровню прямых иностранных инвестиций на душу населения плавно скатывается к уровню стран в "районе озера Чад".

В этих условиях "впрячься" в долговое ярмо на ближайшие 2-3 года, значит не только утратить остаток экономического и научного потенциала, но и основную часть активного населения, включая и молодежь.

Но единственная долговая стратегия у власти, равно как и у оппозиции, занять еще и отдать старые долги, плавно трансформируя их в новые и более "длинные". А учитывая и динамику доходности по нашим еврооблигациям – и в более дорогие.

Внутри страны действует колоссальное финансовое лобби, которое финансируется прямо или косвенно нашими кредиторами.

Владельцы банков, связанные родственными узами с ключевыми чиновниками, отвечающими за формирование долговой стратегии страны и определение уровня доходности долговых инструментов, зарабатывают миллионы и миллиарды на рынке ОВГЗ, где доходность по краткосрочным облигациям достигла 20% годовых в гривне.

А курсовая политика НБУ ставит знак равенства между гривневой доходностью и валютной.

Любой, кто пытается инициировать новый дискусрс в контексте пересмотра стратегии возврата долгов тут же объявляется чуть ли не ретроградом. Население пугают дефолтом и курсом 40.

А тем временем Аргентина, которая является чемпионом мира по дефолтам, выпускает столетние облигации, которые раскупаются инвесторами как горячие пирожки. И программу с МВФ подписывает на $40 млрд.

А Украина, которая боится слова "дефолт" как лешего, занимает на международным рынках в лучшем случае на 10-15 лет. И уровень ставки выше. Выходит дело не в терминах, а в том, как они интерпретируются теми или иными экономическими системами.

На данный момент, Украина должна вернуть $78 млрд (в эквиваленте), из них – почти $40 млрд по внешним долгам, а также решить проблему гарантированного долга на сумму $11 млрд. И проблема здесь не так в сумме, как в напряженном платежом графике.

Мировая экономика постепенно охлаждается, а глобальные инвестиции уходят из развивающихся рынков. В этих условиях занимать будет сложно.

По идее каждая страна, которая залезала в долговую кабалу, сейчас должна подойти к моменту возврата задолженности с эффективной, реформированной экономикой, способной "генерить" ВВП, достаточный для погашения внешних долгов. Но только не Украина.

Двухпериодная модель межвременного ограничения внешнего долга, разработанная в соответствие с теорией эквивалентности Риккардо у нас не сработала. По теории, размер внешнего долга определяется межвременными ограничениями.

В случае, если государство отдает приоритет текущему потреблению, а не будущему – она "влазит" в долги (первый период). Во время второго периода происходит резкое сокращение внутреннего потребления на фоне увеличения экспорта и погашение внешних долгов.

Простыми словами: первый период – время разбрасывать камни, а второй – собирать. Формирование двух указанных выше периодов каждая страна использует по-своему.

В идеале – во время первого, создаются экспорто ориентированные отрасли, которые во время второго помогают стране выплатить внешние долги.

Принцип достаточно прост: за счет заимствований провести структурную перестройку экономики и повысить уровень экспортируемой добавочной стоимости. Так поступал Китай и другие успешные развивающиеся страны.

Украина использовала первый период для обычного проедания своего будущего и теперь переходит во второй период со значительно ослабленным экспортным потенциалом.

Выбор, который сейчас стоит перед Украиной, достаточно прост:

  1. привлечь системные иностранные инвестиции, увеличить экономический потенциал и "безболезненно" отдать долги;
  2. привлечь новые кредиты и за их счет рефинансировать старые;
  3. объявить дефолт или очередную реструктуризацию (технический дефолт).

Первый вариант не подходит – попросту не осталось времени. Да и реальной программы экономического роста нет.

Второй вариант реалистичен, вот только это не решение проблемы, а ее отсрочка во времени. Украина должна до 2040-го года перейти в формат тотальной экономии с самыми низкими в Европе социальными стандартами и разрушающейся инфраструктурой.

Что вроде "модели Чаушеску" времен социалистической Румынии. Ведь согласно реструктуризации "имени Яресько", Украина за списание части долга в размере немногим более $3 млрд и за согласие увеличить сроки погашения основной части долга, предоставила внешним кредиторам так называемый дериватив или инструмент восстановления стоимости (VRI).

Суть его заключается в том, что в случае роста нашей экономики в коридоре 3-4% в год, мы должны будем заплатить владельцам наших еврооблигаций 15% от суммы роста ВВП и уже 40% от величины прироста ВВП свыше 4%.

И так в течение 20 лет, с 2021 по 2040 год. Максимальное ограничение выплат по VRI установлено лишь на период с 2021 по 2025 годы - не более 1% ВВП, а далее, хоть трава не расти.

Старт данным выплатам начинается после достижения нашего ВВП отметки в $125 млрд.

Допустим к власти в Украине действительно пришло правительство реформаторов, которые всерьез захотят достичь нынешний уровень развития Польши или Аргентины, а для этого ВВП Украины должен вырасти до $500 млрд, то есть увеличиваться на 5%+.

По разным оценкам, в таком случае нашей стране придется заплатить иностранным инвесторам бонус за рост в размере до $30 млрд.

Проблема заключается в том, что двигаться вперед быстрыми темпами при таких гирях на ногах не получится: выплаты внешним кредиторам "за рост" будут существенно ограничивать темпы этого самого роста. Тут как в анекдоте: "или шашечки, или ехать".

Таким образом, в ближайшие 20 лет Украине придется не только выплачивать внешние долги, но и платить кредиторам за свое право "расти".

Рано или поздно нашему обществу придется рассмотреть исландский сценарий, когда большинство жителей этой страны на референдуме отказались отдавать значительную часть внешних долгов внешним кредиторам и приняли новую социальную конституцию, разработанную обычными делегатами от народа.

Сегодня Исландия процветающее, социально ориентированное государство, где общество воспринимает себя как единый организм, хотя в случае выполнения всех требований кредиторов, превратилось бы в "атлантическое Сомали".

Правда есть и четвертый вариант, в стиле экономической фантастики. Неправительственная организация Tax Justice Network оценила размер капитала, выведенного из Украины за период с 1991 по 2011 год в размере $165,2 млрд.

Сейчас эта сумма наверняка превысила $200 млрд. Неплохой вариант для кредиторов: Украина отказывается погашать свои обязательства и платить им за "рост", но разрешает при этом конфисковать в их пользу все незаконно выведенные из страны капиталы, признав последние как средства, добытые преступным путем.

Осталось дело за малым: сформировать внутри страны новые политические элиты, способные на исландский сценарий. А в этом процессе, мы еще даже до зачатия не дошли…

Вот и выходит, что если нашей экономике и угрожает дефолт, то лишь стихийный и не планируемый. Как в анекдоте про клячу, которая "ну, не смогла".

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику